Драккар, Норвегия

Именно ладьи-драккары перенесли через океан бесстрашных викингов, отправившихся в далёкий поход на поиски новых мест для своих набегов. Своё имя ладьи  получили в честь драконов: Drage в переводе с древнескандинавского...

Драккар, Норвегия

Гондола, Италия

Уже более тысячи лет скользят по венецианским каналам романтические лодки – гондолы. И надо сказать, что лучшего транспорта по Венеции и придумать невозможно. Дело в том, что за тысячу лет венецианцы просто идеально...

Гондола, Италия

Тростниковая лодка, Перу, Боливия

Озеро Титикака является весьма загадочным и очень знаменитым местом, пролегающим между Перу и Боливией. Руины древних, некогда величественных городов, акулы, а так же сокровища инков – по местным преданиям спрятанные...

Тростниковая лодка, Перу, Боливия

Дайса и Луццу, Мальта

Наверное многие хотели бы, чтобы лодка сама знала куда ей плыть. Поэтому легко объясняется тот факт, что есть владельцы водного транспорта, которые не имеющие спутниковых навигаторов – просто рисуют своим небольшим...

Дайса и Луццу, Мальта

Лонгтейл, Тайланд

Во многих странах в древности лодки сравнивали с различными живыми существами, зачастую с птицами – дело в том, что небольшие судёнышки практически скользят по воде, словно утки или так любимые в России лебеди. Ведь не...

Лонгтейл, Тайланд
Мьянма

Философская мысль средневекового Китая

Философская мысль средневекового Китая многим обязана «чистым беседам» с их отвлеченными спорами об именах и сущности вещей, о природе «первоосновы» и т. д. Однако «чистые беседы» несводимы только к философии. Они были значительно более широким явлением культуры — определенным литературным стилем, складом мышления, манерой выражения, где отточенность формы определялась не столько требованием концептуальной ясности, сколько заботой о художественных достоинствах речи, изысканности и экспрессивности слога. От «чистых бесед» ждали прежде всего эстетического наслаждения, и они нередко принимали вид своеобразных театрализованных зрелищ. Риторика «чистых бесед» имела своим естественным продолжением акцент на неязыковых средствах коммуникации (жесте, интуиции), запечатленный в идеале «безмолвного постижения». Эта особенность «чистых бесед», которую в полной мере эксплуатировали буддисты с их проповедью «благородного молчания» Будды, легла в основу характерных для китайской мысли традиций свободного диалога и идеи непосредственной, интуитивной передачи истины.

Стремление аристократов «пребывать вне вещей» не ограничивалось их духовным миром, оно имело и вполне зримые черты. Демонстративное пренебрежение повседневными делами и обязанностями, отрешенность от житейской суеты считались обязательным атрибутом «славного мужа». В кругах знати было принято шокировать общество распущенными волосами, неприличным платьем (практиковался и нудизм), чрезмерным пристрастием к вину и т. п. Многие аристократы употребляли минеральные порошки, нередко оказывавшие наркотическое действие. Скандальные выходки «славных мужей» против конфуцианской морали и религии создали той эпохе в традиционной историографии репутацию своеобразного китайского Вавилона.

В ряду признаков необычайности далеко не последнее место отводилось внешности человека. Красивая, импозантная наружность, самоуверенные манеры считались едва ли не обязательным атрибутом «славного мужа» и нередко обеспечивали быструю карьеру. В тепличной атмосфере аристократизма идеал красоты не мог не быть в высшей степени искусственным. Если во и в. сановник Ли Гу едва не лишился поста из-за того, что он пользовался «варварской пудрой», то вэйскому аристократу Хэ Яню, у которого от употребления особой пудры лицо стало «совсем белым», завидовал сам император [Лю И-цин, б. г., с. 85]. В VI в. Янь Чжи-туй изображал аристократов как людей, которые целыми днями прихорашиваются перед зеркалом, пудрясь и выщипывая волоски, и которые, «входя и выходя с отрешенным видом, стараются казаться бессмертными небожителями» [Янь Чжи-туй, б. г., с. 25].

Традиция «Нового изложения рассказов, в свете ходящих» была достоянием социально малочисленного слоя знати, притом только знати Юга. Однако она не только определила в силу исторических условий неповторимый облик той эпохи. «Необычайность» аристократов, коренившаяся в разрыве между ценностями знати и традиционной концепцией императорской власти, разрушила конфуцианский догматизм Ханьской империи и открыла совершенно новые перспективы развития китайской культуры. Помимо прочего аристократический дух «изящества и свободы» и вкус к экстравагантному сыграли далеко не последнюю роль в усвоении Китаем различных иностранных веяний.

Похожие темы:

Религии

Своеобразие новой исторической эпохи, пожалуй, нигде более не раскрывается с такой полнотой и выразительностью, как в мощном религиозном движении, захватившем Китай

Религиозный даосизм

В истории китайской культуры название «даосизм» охватывает настолько широкий спектр идей, традиций и образов, что, взятое само по себе, оно, в сущности, ничего не значит.

Даосизм – учение об индивидуальном бессмертии

Даосизм как религия есть прежде всего учение об индивидуальном бессмертии, или, точнее, чан шэн (вечной жизни), выросшее из практики древних шаманов и магов. Понадобилось немало времени, прежде чем теория «вечной жизни» и практические способы достижения таковой сложились в отдельную дисциплину, составившую верхний, наиболее организованный пласт даосизма.

Галерея туриста

tourism36 travel3 Songkran on Koh Tao Miloš - Images by PhotoArt Gallery VIDIM tourism4 The last wait

Календарь

Октябрь 2012
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031